Александр Разуваев: Возможен ли мир без доллара?
10 ноября 2021 | Москва


Пандемия COVID-19 имеет много негативных последствий, в том числе и для глобальной экономики. Важнейшим из таких последствий стал рост инфляции: Федеральная резервная система (ФРС) США и другие мировые центробанки напечатали в пандемию слишком много денег. Инфляция доллара и бегство американцев из Афганистана заставили снова заговорить о доверии к единственной мировой резервной валюте.

Возможен ли мир без доллара? Ведь до недавнего времени мир, основанный на американской валюте, устраивал всех или почти всех. Россия была вынуждена фактически обнулить вложения в американские гособлигации ввиду риска ареста своих инвестиций. Из-за санкционных рисков Россия также частично отказалась от доллара во внешней торговле. Однако до нового противостояния с США мир, основанный на долларе, Россию полностью устраивал. На первой организованной российской фондовой площадке, Российской торговой системе, котировки выставлялись в долларах США. Сейчас, понятное дело, на Мосбирже торговля акциями и облигациями идет за российские рубли. Так возможен ли мир без доллара?

В принципе да, об этом заговорили еще в 2008 году, когда был кризис Lehman Brothers. Предполагалось, что США введут новую валюту для США, Канады и Мексики. Было известно даже ее рабочее название – амеро. Появление новой валюты, естественно, подразумевает обмен старых денег на новые. И скептики справедливо отмечали, что своим гражданам американцы проведут обмен без потерь, а вот "плохим" парням из России или Китая скорее всего светит дисконт. Введение новой американской валюты, возможно, будет означать и реструктуризацию американского суверенного долга, основной жертвой которой, вероятно, станет Китай. В 2008-м ФРС и Обама спасли себя, фондовые и сырьевые рынки и мировую экономику.

Однако распад долларовой системы на несколько валютных зон по-прежнему актуален. Это дело не сегодняшнего дня, но, вполне возможно, завтрашнего. Зона евро уже создана. Китай и Бразилия имеют амбиции создать валютные союзы под себя. А какие варианты в Евразии? В конце концов, именно в Евразии еще при Чингизидах был реализован первый опыт торгово-финансовой глобализации. Римская империя по площади была слишком мала, чтобы считать римлян первопроходцами в этой сфере.

Впервые о единой евразийской валюте заявил на лекции в МГУ президент Казахстана Назарбаев в далеком 1994 году, когда советские хозяйственные связи еще не были полностью разрушены. В 2013 году я дал единой евразийской валюте название «алтын», которое потом закрепилось в прессе. Кстати, русское слово «деньга» имеет тюркский корень и созвучно казахскому «тенге». Предполагалось, что алтын объединит финансовые системы Беларуси, России и Казахстана. Принять в валютный союз Киргизию и Армению – плохая идея. У этих стран слишком слабая экономика. Достаточно вспомнить, сколько у зоны евро было проблем с Грецией. Однако в 2014 году Россия оказалась под западными санкциями, в конце 2014-го курс рубля снизился в два раза. И о единой валюте для ЕАЭС было решено временно забыть.

Возможны ли другие валютные союзы в Евразии? Конечно да. Единая валюта для стран тюркского мира – эту идею рано или поздно озвучат лидеры Турции и Азербайджана. Правда, у турецкой лиры плохая репутация, и для продвижения данной идеи придется сильно постараться. При этом идеи тюркской валюты и единой валюты для стран ЕАЭС не противоречат друг другу и могут быть объединены. Это больше политическое решение, чем экономическое.

Узбекистану однозначно выгодно будет присоединиться к этому проекту, вопрос в том, на каком этапе. Для граждан и бизнеса единая валюта – это отсутствие потерь на банковских комиссиях и курсах при обмене валют, единый рынок капитала. Опыт евро показывает, что единая валюта может объединить большое количество суверенных и очень разных стран. Германия сильно отличается от Испании и Италии, но валюта у них одна. Вопрос, где расположится единый эмиссионный центр; в Сети мне попадалось два варианта – Петербург и Алматы. Естественно, новая валюта появится в трех форматах – кэш, безнал и цифровой формат. Последний будет принципиально отличаться от крипты, т. к. платежи будут гарантироваться монетарными властями.

Ну и в заключение, возможно ли в будущем существование единой мировой валюты? Мое мнение –да. Глобализация идет очень быстро, как результат развития транспортных, финансовых и телекоммуникационных технологий. При этом с высокой вероятностью можно говорить о новом золотом стандарте, т. е. валюта будет привязана либо к золоту, либо к ценным бумагам, обеспеченным золотом. Только такой вариант несомненно устроит всех.

Александр Разуваев, к. э. н., русский евразиец, Москва.