Восточный поворот российской политики
13 апреля 2021 | Москва

Впервые о повороте на Восток в России заговорили в начале 1990-х последователи и ученики известного русского историка и философа Льва Гумилева. Их было принято называть евразийцами. Они рассматривали Россию как часть единой русско-тюркской цивилизации.
По их мнению, Россия стала основным бенефициаром краха не только Византии, но и Золотой Орды. Они опирались на труды не только Гумилева, но также Петра Савицкого и других классиков евразийства. Несмотря на засилье западников в российском руководстве при Борисе Ельцине, в 1990-е годы евразийство было модным в московских интеллектуальных кругах. Чему очень способствовали известный российский философ Александр Дугин и писатель с мировым именем Эдуард Лимонов. Последний, хоть и называл себя националистом, был не чужд евразийской идее.

В Кремле о повороте на Восток заговорили в 2014-м, сразу после крымских событий. Правда, под этим прежде всего подразумевалась экономика. Еще в середине нулевых полугосударственная Роснефть начала осваивать китайский рынок, затем к ней присоединились Газпром и другие российские компании. Особое внимание также уделялось внешнеэкономическим связям с Турцией, Ираном и Индией. Турция стала крупнейшим импортером российских энергоносителей, а также приобрела, несмотря на давление США и других стран НАТО, ЗРК С-400. Торговый транзит с Индией и Ираном идет через Азербайджан, что, вероятно, определило нейтральную позицию Москвы во время армяно-азербайджанского конфликта осенью 2020 года. При этом официальная позиция Министерства иностранных дел Российской Федерации всегда оставалась неизменной: Карабах – это Азербайджан.

В текущей новой экономической и политической реальности, когда происходит полный разрыв хозяйственных и культурных связей России с Европой, в Москве всё больше полагают, что Россия является восточной страной. Окно в Европу, которое прорубил Петр Великий, следует заколотить и о Европе забыть. Вероятно, именно это будет главным следствием военной операции России на Украине вне зависимости от ее конкретного результата. Для России Азия – это не только рынки сбыта, но и тюркская составляющая – Татария, Башкирия, Якутия и т. д. Не стоит забывать, что Москва своим возвышением и величием обязана ханам Золотой Орды. После краха которой значительная часть татар уехала в Москву служить московскому государю.

В этой истории отдельно стоят две фигуры. Сын Бату-хана Сартак, который стал андой, братом, Александра Невского. Считается, что именно союз Сартака и Невского лег в основу российской государственности. Татары также сыграли решающую роль в победе над немецкими крестоносцами и балтийской пехотой во время Ледового побоища 1242 года. Связываться с Бату-ханом в Европе желающих не было. Вторая фигура – это жена хана Узбека Тайдула. Ее имя тесно связано с Москвой и православной верой, хотя она и исповедовала ислам. Некоторые исследователи ставят ее вровень с легендарной женой Чингисхана Борте. Митрополит Московский, святитель Алексий в 1357-м ездил в Орду и вылечил Тайдулу от слепоты. Русскому священнику удалось то, что оказалось не по силам лучшим арабским и европейским лекарям. За это Тайдула покровительствовала православной церкви и Московскому княжескому дому. Она подарила Алексию дорогой перстень, дала охранную грамоту, добилась передачи великокняжеского ярлыка Московскому княжескому дому.

В текущей ситуации Ташкенту нелишним будет напомнить Москве об общей истории и извлечь для себя некоторые, прежде всего финансовые, выгоды. Улучшить права находящихся в России трудовых мигрантов и, конечно, получить иностранные инвестиции. Несмотря на блокировку Западом части международных резервов в размере $300 млрд., деньги у России есть. Цены на российские нефть и газ обновляют максимумы. Торговое сальдо бьет рекорды. Банк России своими профессиональными действиями вернул курс рубля на докризисный уровень и реанимировал рынок акций.

Однако сфера потенциальных инвестиций для россиян сейчас сильно сузилась. И Узбекистан имеет все шансы стать одним из главных, я бы сказал центровых, направлений.

Александр Разуваев, инвестиционный аналитик, Москва